Лариса Солоницына: «Мы демонстрируем достижения нашего кинематографа»

14 апреля Музей кино, недавно получивший постоянное здание на территории ВДНХ, откроет научно-образовательный центр, где планируется проводить занятия для детей и лекции для взрослых. О концепции развития музея, мемориальном кабинете Сергея Эйзенштейна, будущих выставках и современном российском кинематографе «Известиям» рассказала директор Музея кино Лариса Солоницына.

— Более 10 лет у Музея кино не было собственного здания. И вот осенью прошлого года он обрел свой дом…

— Вы правы. За всю историю существования Музея кино у него никогда не было своего собственного музейного пространства. В Киноцентре на Красной Пресне была краткосрочная аренда без выставочных залов, потом 10 лет музей существовал в формате архива: коробки с фондами были складированы на территории киноконцерна «Мосфильм». В декабре 2014 года министр Владимир Мединский провел переговоры с мэром Москвы Сергеем Собяниным, и Музею кино выделили 36-й павильон на ВДНХ. В 2015 году мы делали проект, в 2016-м проходил капитальный ремонт, а в октябре 2017-го открылись.

— Вы стали директором музея, когда его фонды хранились на «Мосфильме», а кинопоказы и музейные выставки проходили на разных площадках Москвы. Теперь всё сконцентрировано в стенах музея на ВДНХ?

— Да. Сейчас у нас три своих кинозала, оборудование которых позволяет демонстрировать кино не только с цифровых, но и с аналоговых носителей — с пленки 16 и 35 мм. А возможностей цифровых проекций у нас бесконечное множество. В учебных аудиториях цифровые проекторы, внутри выставочных пространств они тоже есть. 

— Что сейчас представлено в экспозиции Музея кино на ВДНХ? Чем вы особенно гордитесь?

— Горжусь самим фактом открытия музея (смеется). Мы открылись четырьмя выставками, одна из которых — постоянная экспозиция «Лабиринт истории», посвященная развитию отечественного кинематографа.

— Это там хранится первый «Оскар», который получила Россия?

— Совершенно верно, внутри этой экспозиции — статуэтка Американской киноакадемии за документальный фильм 1942 года «Разгром немецких войск под Москвой». Поскольку шла Вторая мировая война, призы делали из гипса, а металл был стратегическим материалом. Обещали заменить после войны на металлический, но не случилось. Так что у нас хранится тот самый аутентичный гипсовый «Оскар» военных лет.

В американском прокате картина демонстрировалась под названием Moscow Strikes Back («Москва наносит ответный удар»), поэтому когда вышел фильм «Звездные войны: Империя наносит ответный удар», мы совершенно точно знали, откуда произрастают корни этого названия (смеется).

Несмотря на то что мы рассказываем о прошедших временах и показываем артефакты из мира кино, постоянная экспозиция будет часто обновляться. Мы планируем использовать современные способы экспонирования, чтобы было интересно и любопытно детям и молодежи, которые не отрываются от своих смартфонов, да и всем технологически грамотным людям.

 Думаю, многие с нетерпением ждут, когда же вы оборудуете на ВДНХ кабинет Эйзенштейна.

— Мы изначально планировали здесь создать мемориальную зону Эйзенштейна. Еще на стадии проекта музея заранее отвели этому достойное, хотя и недостаточно большое место в павильоне — в центральной башне, которая еще не введена в эксплуатацию. Давно предполагалось, что всё, что находилось в жилой квартире на Смоленской улице и было передано музею супругой Сергея Михайловича Перой Аташевой, переедет в наши стены. Это будет единственный музей Эйзенштейна в мире.

— Когда можно будет посетить мемориальный кабинет режиссера?

— Мы предполагаем открыть выставку в «Ночь искусств», 3–4 ноября. В этом году исполнилось 120 лет со дня рождения Эйзенштейна, поэтому мы очень надеемся, что этот важный и серьезный проект состоится.

— Есть ли какие-нибудь сложности, связанные с перевозкой или реставрацией предметов для кабинета?

— Существует проблема, связанная с тем, что все эти годы вещи кинорежиссера находились в обычной жилой квартире, где не было контроля температурно-влажностных режимов и других обязательных условий музейного хранения. Да и сами вещи использовались как бытовые. Теперь мы должны будем потратить на их реставрацию около 8 млн рублей.

Это обстоятельство задержало процесс работы над мемориальной зоной Эйзенштейна и потребовало дополнительных средств, поскольку мы не ожидали, что вещи будут в таком критическом состоянии. На данный момент график реставрации расписан до 2020 года.

— ВДНХ из прогулочной территории постепенно превращается в пространство музеев. Уже работают шесть музеев, планируют открыть еще десять. Как вы считаете, музеи ВДНХ вызывают интерес публики?

— Конечно. Особенно теперь, когда всем не хватает времени и нет возможности, как раньше, выделить целый день на походы по разным музеям. Мы все понимаем, что в Москве местоположение имеет особое значение, поэтому идея создать в рамках одного выставочного пространства «город музеев» изначально была мне близка и казалась перспективной.

Об этом говорилось еще несколько лет назад. Более того, даже немного архаичное название «Выставка достижений народного хозяйства» весьма показательно: не знаю, как насчет хозяйства, но наши музеи вне всякого сомнения демонстрируют достижения. В данном случае — достижения кинематографа.

— Вы как-то сказали, что считаете главной задачей музея привлечь внимание зрителя к отечественному кино. Каким образом вы можете это сделать?

— Есть много способов. Один из них — работа с разной аудиторией. Старшему поколению можно предложить вспомнить советское кино, актеров и режиссеров, которые были любимы и почитаемы. В то же время я совершенно точно понимаю, что Музей кино — это место молодых. В хорошем смысле слова их тусовка.

Поэтому нужны программы экспериментального кино, фестивали кинематографических школ, показы студенческих фильмов, может быть, даже показ студенческих спектаклей ВГИКа. Важно встроить музей в систему современной киноиндустрии. Он не должен быть только хранителем наследия.

— Кстати, как вы оцениваете состояние нашей киноиндустрии и каким видите ее ближайшее будущее?

— Хорошо оцениваю, потому что есть подвижки. Процесс развития кинематографа нельзя остановить. Другое дело, нравится ли нам тот или иной этап. После периода, когда в основном было востребовано артхаусное кино, приходит эра отечественного зрительского кинематографа, выходят наши фильмы-блокбастеры.

Можно по-разному оценивать художественное качество каждой конкретной картины, но то, что наши соотечественники возвращаются в залы на сеансы российского кино, в любом случае хорошо. Мы даже решили сделать небольшой эксперимент и открыть в одном из наших залов кинотеатр повторного фильма.

— Какие фильмы там будут демонстрироваться?

— Будем показывать российские фильмы последних 10 лет, которые в свое время вызвали интерес, но были быстро сняты с проката или вышли на экраны одновременно с зарубежными фильмами, и потому не все успели их посмотреть.

Список сформировали специалисты музея. Это прекрасные фильмы — например, «Дикое поле» Михаила Калатозишвили, «Стиляги» Валерия Тодоровского, «Похороните меня за плинтусом» Сергея Снежкина, «Шапито-шоу» Сергея Лобана, «Географ глобус пропил» Александра Велединского… Для первого этапа мы отобрали 40 картин.

— В августе следующего года вашему отцу — выдающемуся актеру Анатолию Солоницыну — исполнилось бы 85 лет. Готовитесь отмечать юбилей? Хороший повод вспомнить историю нашего кино — фильмы «Восхождение», «Проверка на дорогах» и, конечно же, «Андрей Рублев».

— К 80-летию отца мы готовили с Марианной Чугуновой, ближайшей помощницей Андрея Тарковского, выставочную программу. То есть уже есть собранный материал. Но я не уверена, что буду что-то делать в Музее кино. Если честно, для меня это всегда страшно деликатный момент, и у нас даже в действующей экспозиции в портретной галерее нет фотографии Анатолия Солоницына.

Думаю, что ретроспективу фильмов, скорее всего, сделаем, потому что когда в 2014 году мы с Марианной делали кинопрограммы в Доме кино в Москве, в Санкт-Петербурге и в Богородске, залы были переполнены везде.

Еще могу понять Богородск, где отец родился, но и в московском Доме кино в течение двух дней разобрали билеты на всю ретроспективу, из чего я делаю вывод, что его фильмы по сей день востребованы и смысл в том, чтобы подготовить ретроспективу, есть.

— Благоустройство территории, где находится музей, продолжается. Правда, что до него скоро можно будет доехать обычным городским транспортом?

— На ВДНХ меняют коммуникации, которые не обновляли с 1950-х годов, идут ремонтные работы, осложняющие подход к музеям. Тем не менее эти работы в скором времени завершатся и появится остановка недалеко от 36-го павильона — возможно, она будет называться «Музей кино». Независимо от этого, в ближайшее время мы планируем пустить микроавтобус музея, который будет возить наших посетителей от главного входа ВДНХ до места назначения.

Справка «Известий»

Лариса Солоницына родилась в 1968 году в Свердловске в семье Анатолия и Ларисы Солоницыных. В 1993 году окончила киноведческий факультет ВГИКа. В 2009 году стала главным редактором официальной газеты Союза кинематографистов России «СК-Новости», где работает по настоящее время, совмещая эту должность с руководством Музеем кино.

Let’s block ads! (Why?)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

О сайте

Ежедневный информационный сайт последних и актуальных новостей.

Комментарии

Архивы

Посетители


Warning: Unknown: write failed: Disk quota exceeded (122) in Unknown on line 0

Warning: Unknown: Failed to write session data (files). Please verify that the current setting of session.save_path is correct (/var/lib/php/sessions) in Unknown on line 0