Нет никакого «предательства родины». Зачем бизнесмены России едут в Израиль

Новости регулярно сообщают о том, что ту или иную российскую знаменитость поймали на получении гражданства другой страны. «Алла Пугачева и Максим Галкин купили гражданство Кипра», «Иван Ургант получил израильский паспорт» — эти сообщения обрастали массой подробностей и формировали собственный мир. Реакция на получение гражданства Израиля Романом Абрамовичем тоже была показательной, что легко объяснимо — нечасто героем такой новости становится представитель первой сотни Forbes. Публикации в СМИ под заголовками «Эвакуация миллиардера» или «Новый поток русских евреев» только добавляют градус напряжения. Они представляют дело так, словно речь идет о бегстве олигарха от смертельной опасности или новой алии, массовому исходу евреев в Израиль, подобному тому, что захлестнул СССР в последние годы его существования. К счастью, паниковать пока рано.

Не та страна

Позднесоветская алия стала возможной благодаря целой совокупности факторов. Здесь и многолетнее ограничение выезда из СССР, и отсутствие у многих желающих средств на отъезд — часто люди уезжали, имея на руках только билет в один конец. Но для прорыва плотины хватило всего лишь снятия в 1987 году официального запрета на выезд в Израиль — тогда за пару лет (1990-й и 1991-й) выехало сразу 340 тысяч человек. Позже таких потоков уже не было, в 90-е в год уезжали 50-60 тысяч, а в нулевые годы речь шла уже о тысячах.

«Сегодня ситуация — по сравнению с отъездом евреев из Советского Союза — кардинально другая. Тридцать лет назад люди жили только в одной стране, и было легко посчитать, кто и где живет и кто и куда уехал, — рассказал АиФ израильский адвокат Эли Гервиц, — Сегодня многие люди имеют больше одного гражданства и живут на несколько стран. Да и сам переезд из России в Израиль перестал быть гражданским актом, а превратился в процесс. Сейчас нет никакого „предательства родины“ в таком переезде».

По его словам, в стабильном потоке мигрантов, который сформировался в последнее десятилетие, есть и флуктуации. В первую очередь увеличение количества уехавших было связано с ситуацией вокруг Крыма и Украины в 2014 году, а второй всплеск случился весной 2018 года.

«Какой-то одной причины нет, но набираются отдельные моменты, которые вместе создают людям дискомфорт. Эти моменты сложно выделить, но, например, зима 2017-2018 годов напоминала зиму 2013-2014-го, а весна 2018-го стала похожей на весну 2014-го. И обеспеченные российские евреи не смогли спать настолько спокойно, как им хотелось бы», — отмечает Гервиц.

На примере Абрамовича

Пример бизнесмена Романа Абрамовича в этом смысле очень характерный. Он уже давно связан с Великобританией, приобрел там футбольный клуб Челси" — да и выглядит все так, словно он там поселился давно и надолго. Правда, еще в 2016 году российский Forbes выяснил, что Абрамович является резидентом России, то есть проводит в родной стране полгода.

Проблемы настигли Абрамовича в этом году. По информации швейцарских СМИ, ему не удалось получить вид на жительство в этой стране, потом — после «Дела Скрипалей» — не продлили британскую визу; бизнесмен уехал из Великобритании и не присутствовал на финале английского Кубка, в котором играл его «Челси» (клуб, кстати, выиграл). После этих неудачи появились сообщения о том, что Абрамович нацелился на израильское гражданство.

«Дело Абрамовича объяснило миру, что есть огромная разница между гражданством и видом на жительство, — поясняет Гервиц. — Гражданство, чаще всего очень тяжело, почти невозможно отобрать. А вид на жительство — это ситуация просителя; государству даже не обязательно его аннулировать, достаточно не торопиться с продлением, и люди сразу же поймут намек».

С Израилем у Абрамовича давно налаженные деловые связи. В 2015 году она приобрел участок в Тель-Авиве за $25 млн, инвестировал десятки миллионов долларов (точные суммы не раскрываются) в различные стартапы.

Почему Израиль

Свое гражданство «продают» многие страны мира: иногда бывает достаточно какой-то — не очень значительной — суммы инвестиций или покупки недвижимости для автоматического получения вида на жительство. Гражданство оформляется значительно позже и при соблюдении ряда условий. При этом в гражданстве разных стран есть преимущества; например, Мальта или Кипр являются членами Евросоюза, что позволяет их гражданам путешествовать по всей Европе практически без ограничений. С Израилем ситуация похожая, за исключением того, что «купить» гражданство невозможно: нужно быть евреем хотя бы на четверть. Кроме того, Евросоюз сейчас вплотную занялся «золотым гражданством», и если с ним начнут возникать сложности, Израиль станет в разы привлекательней — для тех, кто, разумеется, имеет право.

«Мы живем в глобальном мире и должны конкурировать за граждан — не запретительными мерами, а созданием определенной атмосферы. У Израиля получается хорошо: он является одним из магнитов для обеспеченных людей», — считает Гервиц.

По его словам, спрос на израильское гражданство у российских бизнесменов сохраняется, поскольку по многим направлениям Россия находится в противостоянии с западным миром. «Наличие только российского гражданства может быть комфортно для тех, кто живет в России, но не для тех, кто приезжает в США или Великобританию», — заключает он.

При этом получение гражданства может и не быть связано с немедленным реальным переездом из России в Израиль — законы обеих стран допускают двойное и даже многократное гражданство.

Что там делать

В принципе, двойное гражданство обычно не афишируется, а широкой публике становится известно случайно. В «группе риска» таких разоблачений, как правило, знаменитости или те политики и бизнесмены, которые находятся на виду. Иногда речь идет о громких случаях — как, например, с тем же Абрамовичем или бывшим владельцем томского телеканала ТВ2 Аркадием Майофисом, который покинул Россию после того, как канал лишился лицензии на вещание. Израильская газета «Calcalist» в числе тех, кого часто замечают в различных местах Тель-Авива, или тех, кто владеет недвижимостью в Израиле, называет Аллу Пугачеву, бизнесмена Михаила Фридмана, Владимира Винокура, Александра Розенбаума, Владимира Спивакова и Юрия Башмета.

Мальта, к примеру, более открыта — там регулярно публикуют списки новых граждан. Израиль в этом плане закрыт, поэтому любые прикидки, сколько российских бизнесменов второго или третьего ряда получили заветный паспорт, скорее всего, будут ошибочными.

При этом объектов для приложения деловой хватки у новых граждан в Израиле немного.

«Немногие из приехавших бизнесменов пробуют заниматься бизнесом в Израиле, — рассказывает Гервиц. — Это очень маленький и локальный рынок, здесь высокая конкуренция. В России, например, отзыв лицензии у какого-либо банка давно перестал быть новостью, а в Израиле банков всего пять с половиной. То же самое и с сетями супермакетов или другими отраслями. Человеку нужны очень серьезные причины, чтобы лезть на израильский рынок».

Есть только два исключения — вполне понятно устроенный рынок недвижимости и хай-тек, но и в данном случае имеет своя специфика. Последние деньги в рисковые бизнесы никто не вкладывает — чаще всего это лишь доли процентов основного капитала. С недвижимостью тоже не все просто.

«Не у всех такие же возможности, как у Абрамовича, но иметь дачу в Израиле хочет почти каждый, кто может себе это позволить», — отмечает адвокат.

Let’s block ads! (Why?)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

О сайте

Ежедневный информационный сайт последних и актуальных новостей.

Комментарии

Архивы

Посетители