Суд отказался отменять арест совладельцу группы «Суммы» Магомедову

Мосгорсуд подтвердил арест владельца группы «Сумма», миллиардера Зиявудина Магомедова. Ему вменяются семь эпизодов преступлений, включая создание организованного преступного сообщества

Мосгорсуд оставил под стражей владельца и председателя совета директоров группы «Сумма» Зиявудина Магомедова. Такое решение приняла судья Юлия Манеркина, передает корреспондент РБК.

Магомедов был арестован 31 марта по подозрению в в создании преступного сообщества (ч. 1 ст. 210 УК РФ), мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ), а также растрате (ч. 4 ст. 160), всего в семи эпизодах преступлений с общим ущербом в 2,5 млрд руб. Вместе с бизнесменом, занявшим в 2017 году 63-е место в рейтинге российского Forbes с состоянием в $1,4 млрд, по делу проходят его брат Магомед Магомедов и глава компании «Интэкс», входящей в структуру «Суммы», Артур Максидов.

Жалобу на арест Магомедова подали его адвокаты Мария Белявская и Виктория Цилюрик. На заседании его интересы представлял также адвокат Александр Гофштейн, защищавший ранее менеджера «ЮКОСа» Светлану Бахмину, владельца АФК «Система» Владимира Евтушенкова, банкира Глеба Фетисова, криминального авторитета Захария Калашова (Шакро Молодой) и депутата Госдумы Владислава Резника.

«Исход этого процесса зависит от вашего отношения к институту судебного контроля над избранием меры пресечения. Если вы считаете, что это просто ритуал, то, конечно, решение обречено на вступление в силу. А если все-таки суд берет на себя роль фильтра, то есть основания задуматься над изменением этого решения», — заявил Гофштейн.

По его словам, если суд изучает вопрос о мере пресечения для подозреваемого в создании преступного сообщества, следствию необходимо доказать, что Магомедов объединил людей с целью совершить несколько тяжких преступлений, задал структуру, установил цель, распределил задачи. «Но об этом нет ни слова в решении суда первой инстанции», — добавил адвокат. Обоснование необходимости заключить Магомедова под стражу свелось со стороны следствия к результатам оперативных мероприятий, которые никак не проверялись судом, считает Гофштейн.

«Все понимают, что арестовать предпринимателя только потому, что следствие усмотрело в деятельности входящих в холдинг компаний какие-то недочеты, связанные со сроками и качеством работ — невозможно. Этот запрет прямо сформулирован в законодательстве. А вот когда есть 210-я, тут уже руки развязаны», — прокомментировал позицию следствия Гофштейн. А подход суда, который «на всё согласен, лишь бы арестовать», вызывает у адвоката, по его словам, сожаление, а само решение носит «избыточный по своей жестокости характер».

Следователь Любовь Демидова настаивала, что действия Магомедова «не были направлены на извлечение прибыли, а носили заведомо преступный характер». Миллиардер может скрыться от следствия за пределами России и «оказать психологическое давление» на свидетелей по делу, утверждала она.

​Состав преступного сообщества Магомедова ещё полностью не установлен, а ущерб в 2,5 млрд руб. не является окончательным, подчеркнул прокурор Дмитрий Пчелкин. Он напомнил, что Магомедов часто представляется другой фамилией (Стальский), что не отрицал в суде первой инстанции

Адвокат Белявская попросила суд приобщить к делу благодарности Магомедову от президента Владимира Путина за участие в организации Олимпийских игр 2014 года, от Евроазиатского центра сохранения дальневосточного леопарда, Международной шахматной федерации, НИТУ МИСИС и госпиталя МВД России по республике Дагестан, которому «Сумма» пожертвовала более 20 млн руб на строительство нового корпуса.

«Сумма» — это не только структура, где работают 35 тыс человек, но и компания, несущая большую социальную миссию. Мы горды тем, что мы строим по всей стране школы, восстанавливаем музеи, наш вклад в сохранение культурного наследия достаточно весом», — заявил на заседании Зиявутдин Магомедов. Он напомнил, что многие конфликты, ставшие эпизодами уголовного дела, были ранее предметом разбирательства в арбитражном суде, и «Сумма» эти тяжбы выиграла. «Если бы я чего-то боялся или беспокоился, меня бы здесь не было. Но я нахожусь здесь. Я как раньше не оказывал никакого давления на следствие, так и сейчас не оказываю и не планирую этого делать», — добавил Магомедов.

«Я сам заинтересован в справедливом расследовании. Если бы я не был, я бы не принимал такого участия в решении проблем, которые в последние год-два возникли у нашего строительного комплекса», — сказал миллиардер. По его словам, для него преследование — «тяжелый удар, с учетом того, что последние 30-40 лет я строил свою репутацию».

Let’s block ads! (Why?)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

О сайте

Ежедневный информационный сайт последних и актуальных новостей.

Комментарии

Архивы

Посетители