Задержка на миллион

С отменой рейса, потерей багажа и другими неприятностями, связанными с авиаперелетами, ежедневно сталкиваются тысячи пассажиров. Но мало кто знает о том, что все это должно оплачиваться. Полгода назад в России заработала Монреальская конвенция для унификации некоторых правил международных воздушных перевозок. Благодаря ей в разы выросла возможная максимальная компенсация пассажиру за задержку рейса, порчу или потерю багажа, а также выплаты родственникам погибших в авиакатастрофах. Портал iz.ru разбирался с подробностями.

В ногу с миром

Полгода российские авиакомпании и пассажиры взаимодействуют в рамках Монреальской конвенции (МК99). Она была принята на конференции Международной организации гражданской авиации (ICAO) в 1999 году, но заработала только через четыре года, когда ее ратифицировали США.

Россия ратифицировала документ в апреле прошлого года, а полноправным участником конвенции стала с 21 августа 2017-го. К тому моменту Монреальскую конвенцию приняли уже 127 государств мира, включая страны Евросоюза, Японию, Китай, Индию, Бразилию, ЮАР и т.д.

«Присоединение к Монреальской конвенции — правильное решение, если мы стремимся работать в рамках единой мировой системы», — заявил порталу iz.ru главный редактор журнала «Авиатранспортное обозрение» Алексей Синицкий.

Фактически с тех пор права российских авиапассажиров оказались аналогичными международным нормам. Но только на международных рейсах.

За счет авиакомпании

Монреальская конвенция — довольно объемный документ, состоящий из 57 глав. Но для пассажиров наиболее важны два положения. Первое — конвенция дает пассажиру право подавать в суд на авиакомпанию не по месту ее регистрации, а по месту жительства пассажира (но только если у перевозчика в этой стране есть представительство). И второе — предельная величина выплат за задержку рейса, потерю или порчу багажа, за причиненный вред здоровью или гибель пассажира, значительно выше тех сумм, которые существуют в России.

Величина выплат в Монреальской конвенции привязана к искусственной валюте Международного валютного фонда — специальным правам заимствования (SDR). По данным на 21 марта, 1 SDR равен 83,6 рубля.

Фото: РИА Новости/Игорь Зарембо

В случае потери или порчи багажа пассажира, включая ручную кладь, максимальная компенсация от авиакомпании в Монреальской конвенции установлена в размере 1131 SDR (94,5 тыс. рублей). За задержку рейса компенсация ограничивается суммой в 4694 SDR (400 тыс. рублей). А в случае гибели пассажира выплаты родственникам погибшего могут доходить до 113 100 SDR, или 9,5 млн рублей.

Впрочем, эти приятные для пассажиров суммы компенсаций — лишь в теории. «Монреальская конвенция только устанавливает предельную сумму компенсации пассажиру за нанесенный вред по вине перевозчика. Это не значит, что теперь можно обогатиться за счет авиакомпании. То есть, если во время рейса разбили ваш ноутбук, то авиакомпания выплатит стоимость ноутбука, не больше», — сказал порталу iz.ru директор Института воздушного и космического права AeroHelp Олег Аксаментов.

Другими словами, авиакомпании, конечно, можно предъявить претензию на 400 тыс. рублей за задержку рейса, но требуемую сумму придется обосновать. Оно дело, если в результате опоздания у вас сорвалась сделка на миллионы долларов, и совсем другое, если по той же причине вы меньше времени провели на пляже и хуже загорели. Такую жалобу не удовлетворит ни один суд в мире.

Аналогичная ситуация и в случае с потерянным багажом — ни одна авиакомпания не выплатит пассажиру положенные по конвенции 94,5 тыс. рублей, пока он не докажет документально и свидетельскими показаниями, что в своем чемодане перевозил три макбука.

Пассажиры не в курсе

Монральская конвенция распространяется только на международные перевозки. Все внутренние рейсы в любой стране регулируются местным законодательством.

Поэтому, например, на выплаты в рамках новой системы не могут рассчитывать родственники пассажиров рейса авиакомпании «Саратовские авиалинии», чей Ан-148 в начале февраля разбился в Подмосковье. По действующему Воздушному кодексу, страховое возмещение в случае гибели пассажира в России составляет 2,025 млн рублей.

А, например, в Евросоюзе, где полеты между странами шенгенской зоны считаются внутренними рейсами, есть регламент ЕС 261/2004, по которому максимальная компенсация за задержку рейса более чем на три часа составит от €250 до €600 (зависит от дальности полета). Это почти в 10 раз меньше тех 400 тыс. рублей, которые сулит пассажирам Монреальская конвенция.

Но чтобы получить эти деньги, придется постараться. В частности, необходимо доказать, что задержка рейса произошла именно по вине авиакомпании, а не из-за погодных условий или забастовок.

В прошлом году крупная международная компания AirHelp, которая помогает получать компенсации с авиакомпаний, провела исследование и выяснила, что 85% авиапассажиров Евросоюза вообще не знакомы с положениями регламента ЕС 261 и не знают о тех компенсациях, которые им положены.

«Каждый год почти 13 млн авиапассажиров упускают свыше €5 млрд, оставляя эти деньги авиакомпаниям, которые должны были выплатить их в качестве компенсаций за доставленные неудобства, связанные с задержками и отменами рейсов», — говорится в исследовании AirHelp.

Суд решит

Роман Гильманов, основатель и гендиректор компании Compensair, заявил порталу iz.ru, что подавляющее большинство россиян, как и европейцы, не в курсе положений Монреальской конвенции и тех прав, которые у них есть на случай отмены или задержки рейса. Поэтому иски в суды от пассажиров — единичные случаи.

По словам эксперта, сейчас можно подать иск к авиакомпании, руководствуясь положением конвенции, и потребовать высокую компенсацию, но удовлетворит ли судья эти требования, зависит от субъективных факторов.

Фото: TASS/Frank Rumpenhorst

Важно найти баланс между достойной компенсацией пассажирам за доставленные неудобства и наказанием для авиакомпаний, которым было бы невыгодно терять багаж или срывать расписание. С компенсациями по 400 тыс. рублей каждому пассажиру можно просто разорить перевозчиков, и лучше от этого не станет никому.

Олег Аксаментов считает, что в некоторых случаях положения Монреальской конвенции могут быть применены в России.

«Например, если бы инциденты, подобные тем, которые произошли с лайнером А321, который разбился над Египтом в 2015 году, или с самолетом авиакомпании flydubai (разбился во время посадки в Ростове-на-Дону в марте 2016 года. — iz.ru) случились после ратификации Россией Монреальской конвенции, то выплаты родственникам погибших могли бы быть больше», — предположил он.

Кстати, ранее адвокат родственников погибших в катастрофе под Ростовом Всеволод Сазонов заявлял ТАСС, что большинству семей от авиакомпании «были заплачены компенсации, не превышающие $10–20 тыс.». В связи с этим люди требуют компенсации от перевозчика через суд.

Варшавский счет

В большинстве споров в России продолжают руководствоваться так называемой Варшавской системой, по которой компенсации регулируются Варшавской конвенцией. Она была принята в 1929 году. СССР ратифицировал документ в конце 1934 года.

Затем в рамках Варшавской конвенции были приняты Гаагский протокол (1955 год), Гвадалахарская конвенция (1961 год) и еще ряд законов, составивших основу Варшавской системы, по которой практически весь мир жил до начала 2000-х годов.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

По этой системе суммы компенсации в России ограничены Воздушным кодексом РФ. За каждый час ожидания рейса пассажир может рассчитывать от авиакомпании на компенсацию в 25 рублей (0,25 МРОТ, где МРОТ — 100 рублей). То есть за десять часов непредвиденного ожидания в аэропорту с перевозчика можно потребовать 250 рублей. Компенсация за потерянный багаж рассчитывается исходя из предельной суммы в 600 рублей за 1 кг.

Варшавская система действует в России и в тех случаях, когда применение Монреальской конвенции невозможно. Это все внутренние рейсы и рейсы в те страны, которые Монреальскую конвенцию не ратифицировали. А ее, к примеру, не подписали такие популярные у россиян государства, как Тунис, Вьетнам, Таиланд, Белоруссия, Таджикистан.

Но тут есть одна особенность. Если пассажир летит по одному билету рейсом Москва–Бангкок–Москва, то Монреальская конвенция действует, так как начальный и конечный пункт путешествия находятся в стране, ратифицировавшей конвенцию. А если на тех же рейсах будет дауншифтер из России, который летит по билету Бангкок–Москва–Бангкок, то для него положения конвенции не действуют, так как Таиланд к ней не присоединился.

«Монреальская конвенция — это не свод правил, которые нужно выполнять. Это скорее базовые принципы, которыми нужно руководствоваться при разработке собственных правил для урегулирования возникающих споров», — пояснил Роман Гильманов.

Эксперт уверен, что присоединение России к Монреальской конвенции — это хорошо. «Надо только ждать и всячески способствовать тому, чтобы ее положения стали нормой в разрешении споров», — добавил он.  

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Let’s block ads! (Why?)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

О сайте

Ежедневный информационный сайт последних и актуальных новостей.

Комментарии

Архивы

Посетители